{commedia}mp3/chizh-co/fantom.mp3{/commedia}
музыка и слова неизвестного автора

Am           E7                    Am
Я бегу по выжженной земле,
                       Dm7     G7      C   E7
Гермошлем захлопнув на ходу.
Am7                        C              D7                   F7
Мой “Фантом” стрелою белой на распластанном крыле
   Am             E7           Am  E7
С рёвом набирает высоту.

Вижу голубеющую даль –
Нарушать такую просто жаль.
Жаль, что ты ее не видишь! Путь наш труден и далёк.
Мой “Фантом” несется на восток.

Делаю я левый поворот,
Я теперь палач, а не пилот:
Нагибаюсь над прицелом – и ракеты мчатся к цели.
Впереди еще один заход.

Вижу в небе белую черту –
Мой “Фантом” теряет высоту.
Катапульта – вот спасенье! И на стропах – натяженье,
Сердце – в пятки: в штопор я иду.

Только приземлился, в тот же миг
Из кустов раздался дикий крик:
Желтолицые вьетнамцы верещат в кустах, как зайцы.
Я упал на землю и затих.

Вновь иду по проклятой земле.
Гермошлема нет на голове.
Сзади дулом автомата в спину тычут мне солдаты,
Жизнь моя висит на волоске.

“Кто же тот пилот, что меня сбил?”, –
Одного вьетнамца я спросил.
Отвечал мне тот раскосый, что командовал допросом:
“Сбил тебя наш летчик Ли-Си-Цын”.

Это вы, вьетнамцы, врете зря!
В шлемофоне четко слышал я:
“Коля, жми, а я накрою!” – “Ваня, бей, а я прикрою!”
Русский ас Иван подбил меня.

Где-то там, вдали, родной Техас,
Дома ждут меня отец и мать.
Мой “Фантом” взорвался быстро в небе голубом и чистом –
Мне теперь вас больше не видать…


Текст песни:

Я бегу по выжженной земле,
Гермошлем захлопнув на ходу.
Мой “Фантом” стрелою белой на распластанном крыле
С рёвом набирает высоту.

Вижу голубеющую даль –
Нарушать такую просто жаль.
Жаль, что ты ее не видишь! Путь наш труден и далёк.
Мой “Фантом” несется на восток.

Делаю я левый поворот,
Я теперь палач, а не пилот:
Нагибаюсь над прицелом – и ракеты мчатся к цели.
Впереди еще один заход.

Вижу в небе белую черту –
Мой “Фантом” теряет высоту.
Катапульта – вот спасенье! И на стропах – натяженье,
Сердце – в пятки: в штопор я иду.

Только приземлился, в тот же миг
Из кустов раздался дикий крик:
Желтолицые вьетнамцы верещат в кустах, как зайцы.
Я упал на землю и затих.

Вновь иду по проклятой земле.
Гермошлема нет на голове.
Сзади дулом автомата в спину тычут мне солдаты,
Жизнь моя висит на волоске.

“Кто же тот пилот, что меня сбил?”, –
Одного вьетнамца я спросил.
Отвечал мне тот раскосый, что командовал допросом:
“Сбил тебя наш летчик Ли-Си-Цын”.

Это вы, вьетнамцы, врете зря!
В шлемофоне четко слышал я:
“Коля, жми, а я накрою!” – “Ваня, бей, а я прикрою!”
Русский ас Иван подбил меня.

Где-то там, вдали, родной Техас,
Дома ждут меня отец и мать.
Мой “Фантом” взорвался быстро в небе голубом и чистом –
Мне теперь вас больше не видать…

(31)