Марк Бернес – Враги Сожгли Родную Хату
{commedia}mp3/voennye-pesni/vragi-sozhgli-rodnuyu-khatu-bernes.mp3{/commedia}
Хор Московского Сретенского Монастыря – Враги Сожгли Родную Хату
{commedia}mp3/voennye-pesni/vragi-sozhgli-rodnuyu-khatu-sreten.mp3{/commedia}
музыка: Матвей Блантер, слова: Михаил Исаковский

Am                              Dm6       E                         Am
Враги сожгли родную хату, cгубили всю его семью.
    C                             G                                         C
Куда идти теперь солдату, кому нести печаль свою?
      A7                                Dm                  G                     C
Пошел солдат в глубоком горе на перекресток двух дорог,
    Dm                               Am                    E                  Am
Нашел солдат в широком поле травой заросший бугорок.

Стоит солдат – и словно комья застряли в горле у него.
Писал солдат: “Встречай, Прасковья, героя – мужа своего.
Накрой для гостя угощенье, поставь в избе широкий стол.
Свой день, свой праздник возвращенья к тебе я праздновать пришел…”

Никто солдату не ответил, никто его не повстречал,
И только тихий летний ветер траву могильную качал.
Вздохнул солдат, ремень поправил, раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил на серый камень гробовой:

“Не осуждай меня, Прасковья, что я к тебе пришел такой:
Хотел я выпить за здоровье, а должен пить за упокой.
Сойдутся вновь друзья, подружки, но не сойтись вовеки нам …”
И пил солдат из медной кружки вино с печалью пополам.

Он пил – солдат, слуга народа, и с болью в сердце говорил:
“Я шел к тебе четыре года, я три державы покорил …”
Хмелел солдат, слеза катилась, слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась медаль за город Будапешт.


Текст песни:

Враги сожгли родную хату, cгубили всю его семью.
Куда идти теперь солдату, кому нести печаль свою?
Пошел солдат в глубоком горе на перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле травой заросший бугорок.

Стоит солдат – и словно комья застряли в горле у него.
Писал солдат: “Встречай, Прасковья, героя – мужа своего.
Накрой для гостя угощенье, поставь в избе широкий стол.
Свой день, свой праздник возвращенья к тебе я праздновать пришел…”

Никто солдату не ответил, никто его не повстречал,
И только тихий летний ветер траву могильную качал.
Вздохнул солдат, ремень поправил, раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил на серый камень гробовой:

“Не осуждай меня, Прасковья, что я к тебе пришел такой:
Хотел я выпить за здоровье, а должен пить за упокой.
Сойдутся вновь друзья, подружки, но не сойтись вовеки нам …”
И пил солдат из медной кружки вино с печалью пополам.

Он пил – солдат, слуга народа, и с болью в сердце говорил:
“Я шел к тебе четыре года, я три державы покорил …”
Хмелел солдат, слеза катилась, слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась медаль за город Будапешт.

1945

(221)